14:45 

AbsurdBread
название отсутствует
автор: AbsurdBread
фэндом: LOST
категория: джен
персонажи: Десмонд Хьюм, Дэниел Фарадей
рейтинг: G
саммари: если бы Фарадей в 5х01 таки смог бы попасть в бункер, хотя бы ненадолго
предупреждение: не бечено. совсем. как несло, так и несло %)

***

- Пожалуйста, господи, только будь там, Десмонд, пожалуйста, - бормотал Фарадей, стучась в двери бункера. Он был в отчаянье. Иначе ни за что не оказался бы здесь.
Кто-то назвал бы идею безрассудной, опрометчивой – прежде всего сам Фарадей, которого от мысли вмешаться в события прошлого обдавал нервный жар. Но иного он не мог придумать, так что сейчас Фарадей готовился к тому, чтобы совершить один из самых сумасбродных поступков в своей жизни: он собирался убедить Десмонда Хьюма изменить прошлое – и этим спасти их будущее.
Лишь бы Десмонд был сейчас здесь. Лишь бы это было правильное время…
Дверь громыхнула, и на пороге возник человек в ярко-желтом защитном костюме. Его лицо закрывала маска-противогаз, в руках он держал – ну да, этого следовало ожидать – ружье, и целился прямо в голову Фарадея.
- Эй-эй, не-не, не стреляй! – сразу же воскликнул тот.
- Тогда лучше объясни, братец, какого черта ты уже минут двадцать колотишь по моей двери, - рявкнул человек, воинственно потрясая ружьем.
- Десмонд… - выдохнул Фарадей. С его плеч точно свалился многотонный груз, сразу стало легче дышать. Это действительно он, господи…
- Ты он?! – продолжал кричать Десмонд.
- Кто?
- Мой сменщик. Ты мой сменщик?!
Фарадей поднял руки, показывая, что он безоружен и совершенно не представляет угрозы, Десмонд даже будто бы поверил – по крайней мере, он убрал палец с курка.
- Нет, еще нет. Сменщики скоро будут. Я ненадолго.
- Тебя прислали ко мне? Эта, Дарма, да? - Фарадей поторопился согласиться, но Десмонд, которого это слабо убедило, снова вскинул ружье. – Зачем? Зачем?!
- У нас мало времени, Дез. Запомни только, что тебе нужно будет…
- Заткнись, - отрубил Десмонд, вжимая приклад в плечо и хмурясь. Чуть ли не больше всего, его сейчас раздражало выражение на лице чужака, будто этот лохматый воробей знает что-то важное, но не хочет сказать. Секреты давно осточертели Десмонду, и хотелось не то вытрясти все ответы, не то плюнуть и вернуться в бункер, оставив дерганного в лесу наедине с заразой, радиацией – да черт знает, что еще там бродит по джунглям.
- Четыре, - тихо сказал Фарадей, почти не сомневаясь в том, что за этим последует выстрел, - Восемь, - помедлив, Десмонд опустил оружие. Из-за маски нельзя было сказать с уверенностью, но Фарадею показалось, что Десмонд растерялся. - Пятнадцать. Шестнадцать, - с каждым словом Фарадей, обмирая от страха, делал небольшой шаг вперед, а Десмонд наоборот отступал. – Двадцать три. Сорок… - он с ужасом понял, что не помнит последней цифры. На лбу выступил холодный пот. В сознании на месте цифры была лишь блистающая пустота. - Сорок… сорок два, - наугад выпалил Фарадей, переступая через порог и сразу же захлопывая за собой дверь. Закрывая глаза, он вжался в дверь спиной.
«Теперь можешь стрелять,» - подумал Фарадей и возможность уже сейчас забыть обо всем и перестать бояться, показалась ему неожиданно прекрасной… но никакого выстрела не последовало. Десмонд рывком стянул с головы защитную маску.
- Кто ты такой? – спросил он, швыряя маску на пол. – Я тебя знаю?
- Да. В какой-то степени. Ты можешь меня не помнить. Меня зовут Дэниел Фарадей
- Допустим, - хмуро согласился Десмонд. – Ты долго пробыл там? Там зараза. Тебе нужно лекарство.
- Не нужно, я не… - начал было Фарадей.
- Ты столько ходил там без защиты. Сейчас притащу.
Ружье Десмонд унес с собой.

Фарадей со смесью восхищения и страха осматривал бункер - тот самый, черт возьми, бункер, о котором ему рассказывали. На одной из стен коридора он увидел громадную фреску – угловатые перекошенные лица и узоры, в которые вплетались многочисленные «108» – под которым стояли открытые банки с краской, и ему подумалось, что, да, здесь действительно сложно не сойти с ума. А ведь здесь жили, годами – Десмонд уже, наверняка, больше двух лет.
Как, должно быть, тут жутко. И страшно. Тем более одному…
Но тут Фарадей заметил, что один из выходов от основного помещения ведет в комнату со счетчиком, и все мысли о страхе и одиночестве оставили его. Захотелось вбежать туда, осмотреть, пощупать, всё то оборудование, тот счетчик, прикоснуться к компьютеру-который-спасал-мир – все было это настолько удивительно и в то же время удивительно близко, что Фарадей расплылся в совершенно блаженной улыбке.
- Эй, братец, - окликнул его вдруг Десмонд, возвращаясь в основную комнату, - Ты головой часом не ударился? - вместо желтого защитного костюма, он уже был в комбинезоне с логотипом Дармы. Оружие, как заметил, Фарадей, он куда-то убрал. – Вот, держи, – с трудом подавляя болезненную зевоту, Десмонд протянул ему шприц-пистолет. – В инструкции ничего нет про то, как лечить уже зараженных, поэтому, раз прибить тебя и сразу избавиться от всех проблем у меня не вышло, – нервный смешок, – Начни с одной дозы.
Фарадей наотрез отказался, и Десмонд сделал угрожающее движение, будто хотел попросту воткнуть сейчас шприц в его предплечье – но Фарадей соображал быстрее и принялся торопливо объяснять:
- Вколешь мне эту штуку - закончится плохо. Ты состав там видел? – он, не глядя, ткнул пальцем в этикетку. – Вот на эту дрянь у меня аллергия не представляешь, какая, минут через пять у тебя тут будет труп. А этого допустить нельзя ни в коем случае, потому что я не в том времени и произойдет парадокс… - Десмонд моргал, с большим трудом воспринимая бормотание Фарадея. Услышав «не в том времени» и «парадокс», он почувствовал, что его сознание начинает куда-то уплывать. А от мысли, что сейчас надо еще расспрашивать Фарадея, действительно ли он из будущего, просто стало дурно. - …Слушай, я целый день искал тебя по джунглям и даже не чихнул. Мне не нужно лекарство.
- Хорошо-хорошо, - нарочно громко перебил его Десмонд, начиная яростно тереть глаза. - Только заткнись.
- Когда ты последний раз спал?..
- Два часа назад. Или вчера. Или в прошлом году, - Десмонд скривился и еще раз широко зевнул. Всплеск адреналина, вызванный появлением на пороге чужака, сходил на нет, и его начинало неумолимо клонить в сон. - Не знаю. У меня где-то по часа по полтора между сигналами.
- Давай я подменю тебя? – предложил Фарадей. Десмонд замялся, но искушение поспать еще чуть-чуть было слишком сильным, тем более что теперь, когда эта возможность наконец возникла, организм просто отказывался функционировать…
- Там, это, - попытался объяснить он, - Там есть компьютер, и…
- Я все знаю, - заверил его Фарадей. - Иди спать. Я подежурю за тебя.
- Если что потом… - пробормотал напоследок Десмонд, - Там это, двухэтажная койка. Второй этаж твой.

Пятью минутами позже Фарадей восторженно кружился по комнате со счетчиком, совершенно забывшись от увиденного оборудования Дармы - господи, какое оно старое и какое интересное! Он рассматривал показания датчиков, прихотливые кривые, которые дрожали на мониторах, изучал столбики клавиш, перебирая в воздухе пальцами, будто собирался переключать бегунки. Столько всего неизвестного!..
Когда зазвучал сигнал таймера – Фарадей, до того увлеченный исследованием датчиков, даже не встревожился. Почти с разбега прыгнув на стул возле компьютера, он уверенно напечатал:
4 8 15 16 23 42
Счетчик зашелестел.
- Все верно, - хрипло заметили у него за спиной. Обернувшись, Фарадей вздрогнул невольно, увидев Десмонда. Тот, все-таки, не смог остаться в кровати, услышав сигнал, хотя, судя по тому, что был в майке и шортах вместо комбинезона, как минимум попытался поспать. Пожалуй, Фарадей и сам бы на месте Десмонда не смог лечь спать, поверив совершенно незнакомому человеку на слово, что тот не пропустит свою вахту.
- Должен был проверить, - просипел Десмонд, кривовато улыбаясь, - Вдруг ты наберешь не тот код или обманешь меня…
- Никогда, - вырвалось у Фарадея неожиданно резко. Десмонд ошарашенно сморгнул, удивленный такой уверенностью, но затем его улыбка потеплела.
- Правильно, правильно, Дэн, - мягко, почти ласково заговорил он. – Нельзя обманывать людей. Потому что - знаешь, здесь жил еще человек, напарник, мы дежурили посменно - и, знаешь, он мне врал. И я его убил, - сообщил Десмонд, все так же мягко улыбаясь. В пустых глазах жутко отражался свет желтых ламп. – Не специально, конечно. Но все равно людей обманывать нельзя…
- И я не подведу тебя, - заверил его Фарадей. – Но, послушай, ты уверен, что ты здоров? Что с тобой все в порядке?
Возможно, то была игра света. Возможно тот, кто занимался расстановкой света в этой комнате, не учел того, как жутко будут выглядеть люди в таком болезненно-желтом освещении. Фарадей поежился – Десмонд казался истощенным и страшным, и Фарадей подумал о том, что тот, наверняка, научился засыпать в одну секунду и просыпаться от первого же тревожного звука счетчика – мысль была беспокойной, неприятной, как, должно быть, беспокойным и неприятным был такой прерывистый сон.
Скептически кривя губы, Десмонд провел рукой по подбородку и щекам, ощупывая щетину.
- Братец, да я всегда такой, - усмехнулся он и хлопнул Фарадея по плечу, - Какой уж уродился, так что смирись, - почему-то Десмонд не поторопился убирать ладонь, хотя Фарадей даже и не заметил этого:
- Я говорю о том, что не мешало бы… выбирался бы ты отсюда почаще, Дез. И без этого твоего противогаза. Знаешь, там ведь ветер. Там воздух. И море. Помнишь, хоть как оно выглядит? А как пахнет?
- Тухлыми водорослями и йодом, - вздохнул Десмонд, принимаясь рассеянно колупать ногтем шов, крепящий рукав к плечу, и Фарадей был готов поклясться, что даже запах гнилых водорослей казался сейчас Хьюму чем-то прекрасным, но невероятно далеким, как галактика Андромеды или Магелланово облако.
- А ведь ты мог бы пойти. Я бы остался тут, подменил тебя, пока ты гуляешь. Сам посуди, даже если захочется тебе напиться и выть от тоски – так и ведь и это лучше там, на воздухе. А не здесь…
Хрипло засмеявшись, Десмонд мечтательно прикрыл глаза:
- Про это ты верно подметил, братец. Не в бункере и не в одиночку.
- …а потом приедут сменщики, - продолжал Фарадей, не зная, что пассажиры 815 рейса сейчас бродят, растерянные, по джунглям в поисках какой-либо еды. – И тогда мы уберемся отсюда к чертовой матери.
- Складно поешь, я тебе скажу… - вздохнул Десмонд, крепко стискивая плечо Фарадея, но вдруг лицо его, ненадолго посветлевшее, снова помрачнело, и он убрал руку, сцепляя пальцы в «замок». - Но это опасно. Находиться там без костюма. Там зараза или радиация, не знаю, но тебя может… - Десмонд приставил пальцы к виску и выразительно скосил глаза. – Как меня иногда. Или как того, ну, Кельвина. Крыша поедет.
- Не поедет, - Десмонд презрительно скривился, беззвучно передразнивая. - Слушай, я тебе как доктор, - «доктор наук», чуть было не добавил Фарадей, - Заявляю, что не поедет. Иначе у тебя были бы симптомы. Видно было бы, ну.
- Так ты, что еще и врач? Тоже продержался семестр и ушел работать?
- Получил бакалавра по медицине тогда же, когда пошел на аспирантуру по физике. Меня же и послали посмотреть, не заразен ли ты еще. Чтобы предупредить сменщиков, - очень, очень неубедительно соврал Фарадей, и просто удивительно, что Десмонд ему поверил, засмеявшись:
- А вы уверены, что мне необходим медосмотр, доктор? – смех его походил на лай, но лай достаточно дружелюбный, и Фарадей позволил себе тоже улыбнуться:
- Абсолютно!

- Щекотно, нет? – спрашивал Фарадей, легко стуча по локтям Десмонда карандашом (за неимением молоточка), якобы проверяя реакцию.
На самом же деле Фарадей смутно помнил, что у Десмонда должна быть отметина – свидетельство того, что он вторично попал в 1996 год и, нарушив прежний событийный ряд, познакомился с оксфордским физиком. Он помнил, что Десмонд чем-то порезался в лаборатории, а Фарадей извинялся и искал в шкафах перекись водорода – промыть царапину. Но в упор не помнил, где был этот порез. Может быть вообще на шее? На плече? На колене?! Ладони, в конце-то концов?!
Но надо было выяснить это как-то незаметно, чтобы не рассказывать Десмонду сложную историю о перемещениях во времени, которой он, разумеется, не поверит. Потому что любой момент могла приключиться новая вспышка, и тогда, наверняка, уже навсегда будет упущена возможность получить подтверждение своей теории – равно как и попытаться хотя бы поверхностно узнать, в чем причина этой особенности Десмонда, в которую Фарадей верил почти свято. А еще до тревожного, неприятного чувства в затылке хотелось побыть еще немного с Десмондом, расспросить его – хотя Фарадей не помнил о чем, и считал, что в этом чувстве тревоги повинны его собственные истрепанные нервы.
Отчаянно пытаясь соответствовать только что выдуманной легенде, Фарадей старался вспомнить все подробности медосмотра и чувствовал себя как детсадовец, играющий в доктора, когда просил Десмонда, закрыв глаза, постоять на одной ноге или, не сгибая коленей, дотянуться до ступней ладонями.
Десмонд нервно смеялся над ним, выполняя все указания:
- Доктор, а доктор, а у меня в пояснице стреляет, - Фарадей безразлично буркнул что-то, пристально разглядывая его лицо. - А еще кажется, что я мир спасаю. Это лечится?
- Не пейте кофе на ночь и перестаньте смотреть телевизор, - пробубнил Фарадей, приходя ко вполне логичному выводу, что тонкий шрам на подбородке Десмонда появился еще до их знакомства.
- Но доктор, - Десмонд продолжал глумиться, нелепо ежась и то и дело хмыкая. Фарадей осматривал его плечи. Будь у него с собой лупа - смотрел бы под лупой. – Зачем вы смотрите? У меня же нет лишая. И телевизора у меня тоже нет… - но Фарадей не слушал, потому что именно в этот момент он заметил: три маленьких следа между большим и указательным пальцами правой руки, похожих, скорее, не на царапины, а на укусы.
- Элоиз, - вспомнил он. – Тебя… тебя укусила моя крыса. Когда ты будешь на корабле и из-за вспышки попадешь на восемь лет назад… - и его озарило. - Ты изменил это! Ты изменил! О господи!.. – почти простонал Фарадей, хватаясь за голову и кружась на месте, но тут же останавливаясь. - Десмонд, послушай меня, только послушай. Ты уникален, понимаешь? – сбиваясь и глотая половину слогов, затараторил он. – Ты, ты, ты изумительно необычен. Ты особенный, не такой, как все. На тебя не действуют все эти, правила, понимаешь? Обычные правила, – он сбивчиво бормотал и его голос звучал до того восторженно, что едва не срывался на всхлипы. – Ты самим фактом своего существования опровергаешь непрерывность и неизменность времени. То, что, кажется всем непреложными законами. То, на чем зиждется наша картина мира! Господи, Дез, ты хоть понимаешь, насколько ты прекрасен?!.. - Резко вдыхая, он порывисто обнял Десмонда за плечи и, дрожа всем телом, прижался к его спине. На долю секунды. И тут же отпрянул, леденея от своей опрометчивости.
- Доктор, вы не оборзели там часом, а? – рявкнул Десмонд, оборачиваясь и грубо хватая Фарадея за ворот. – Ты чего творишь-то, а, братец?! - Лепеча извинения, Фарадей беззащитно обмяк, не пытаясь избавиться от его хватки, зная, что если будут бить – защититься все равно не сможет. Как тогда, в 1996м.
Вдруг у Десмонда потемнело перед глазами – через мгновение чернота взорвалась точно петарда и в мыслях завертелась вереница событий, которых он никогда не помнил ранее. События, которые, как он чувствовал, еще только будут, но среди них – те, которые уже были.
Был Оксфорд, был взъерошенный и взбалмошный ученый и его нервная белая крыска, которую Десмонд зачем-то взял погладить, а та – возьми и цапни его за руку. И взбалмошный ученый, размахивая полами лаборантского халата, искал перекись водорода и извинялся за Элоиз. Это было давно, но в то же время – совсем недавно. Как будто вчера – но при этом восемь лет назад. Отшатнувшись, Десмонд отпустил Фарадея.
- Это было… все это было, но еще будет. С нами? Было, но будет?.. - не на шутку перепугавшись, пробормотал он. - Что ты еще обо мне знаешь?.. – почти отчаянно спросил Десмонд. Фарадей покачал головой:
- Слишком мало. Я непростительно мало знаю тебя.
Десмонд схватился за голову. Реальность уходила из-под ног. В голове мелькали абсолютно незнакомые отрывки из прошлого, мешаясь с неясными силуэтами из будущего, а в ушах звучал приглушенный голос Фарадея «Какой сейчас год? Десмонд? Десмонд?», хриплый, будто доносящийся из сломанного радио.
- Ты слышишь меня? - забыв о том, что Десмонд едва не поколотил его из-за того, что он встал слишком близко, Дэниел обеспокоенно сделал шаг вперед.
- Что со мной происходит?! - в ужасе заорал Десмонд, с трудом слыша свой собственный голос.
- Дез, Десмонд, тихо, стой, - Фарадей схватил его за плечи и резко повернул к себе. - Смотри на меня. Не отворачивайся. Слышишь? - тяжело дыша, Десмонд кивнул. - Всё хорошо. Ты в бункере. Сейчас всё пройдет...
Голос Фарадея действовал успокаивающе - паническая атака отступала, хотя Десмонда все еще колотило от нервного возбуждения. Широкими от ужаса глазами он смотрел на расплывающееся пятно рубашки Дэниэла, находя в этом то немногое стабильное, что еще оставалось, и затихал, успокаивался. Белая рубашка. Фарадей. Все объяснит. Найдет. Скажет. И белая рубашка. И все хорошо... - но черный галстук как нож врезался в умиротворяюще-белое полотно. От жуткого, отвратительного диссонанса коробило, и Десмонд неуверенно потянулся к узлу галстука. Захотелось сорвать его, разодрать в клочья, сжечь. Фарадей попытался перехватить его руку, сказав мягко:
- Правильно, к черту галстуки.
Но Десмонд посмотрел на него с такой испепеляющей ненавистью, что Фарадею стало страшно за собственную жизнь. Он сглотнул, думая, что его сейчас этим галстуком и придушат.
В этот момент зазвучал тревожный сигнал таймера – оставалось четыре минуты. Но казалось, что даже этот сигнал, реакция на который за три года стала почти рефлекторной, не сможет остановить сейчас Десмонда в его припадке безумия. Неразборчиво пробормотав что-то злое, он сделал еще одну попытку вцепиться в галстук, и на этот раз Фарадей уже не пытался ему помешать. Сигнал становился чаще и тревожнее. У Фарадея потемнело перед глазами, когда он почувствовал, что узел затянулся еще туже –
Но сразу же ослаб.
Судорожно хватаясь за горло, Фарадей даже не сразу понял, что Десмонд унесся в другую комнату. Быстро прострекотала клавиатура, и сигнал стих. Фарадей покачнулся и прислонился к стене, чтобы не упасть - ноги стали точно желатиновые.

Десмонд не спешил выходить из помещения с компьютером. Неподвижный, он смотрел на мерцающую командную строку на мониторе и молчал, молчал, молчал, опустошенный приступом гнева. Фарадею было попросту боязно идти туда, к нему. Десмонд был страшен – и в той же мере испуган. Поэтому Фарадей попросту забрался на выделенную ему верхнюю койку двухэтажной кровати и съежился, прижимаясь поближе к стене.
Новой вспышки всё не было и это было с одной стороны неправильно, с другой – только хорошо. Ведь если он сейчас перенесется в прошлое, когда бункера еще не было, то может оказаться раздавленным толщей земли. Перспектива оказаться распятым на обломках уже взорванного бункера тоже не радовала.
Фарадей лежал, смотря на рифленый пластиковый потолок, и думал, что сейчас – да-да, прямо сейчас – он встанет и уйдет из бункера, оставив Десмонда, с его страхами и маниями, и дальше нажимать кнопку каждые 108 минут. Но это были неприятные и холодные мысли.
«…А может быть, от меня было бы больше толку именно здесь?» – подумал неожиданно Фарадей. А если он должен был попасть сюда и остаться? Во внешнем мире, на большой земле, он, по сути, никто – чудик, невротик с ужасающими провалами в памяти, стремительно забывающий все, что когда-либо знал. Фарадей заставил себя думать о чем-то другом, потому что такие пространные рассуждения определенно не были ему свойственны, хотя… по сути он и не помнил толком: а какие рассуждения ему свойственны.
Послышались шаги: Десмонд вернулся из компьютерной комнаты. Фарадей закрыл глаза и притворился спящим. Остановившись у кровати, Десмонд помедлил, он хотел ткнуть Фарадея пальцем, но почему-то смутился и только подергал край матраца:
- Слезай, а? – Фарадей никак не отреагировал. - Дэн, мы можем поговорить? Слезешь, а?
- Мне и тут неплохо, - мрачно пробормотал наконец Фарадей, поняв, что его притворство оказалось неубедительным.
- Я… в норме. Всё прошло, - немного подумав, Фарадей свесился с края кровати и смерил Десмонда недоверчивым взглядом, тому даже стало неловко. – Душить не буду, честно.
По-прежнему недоверчиво хмурясь, Фарадей неуклюже сполз с койки.
- Если мы будем говорить, то не в бункере, - объявил он. Десмонд устало и безразлично пожал плечами.

Освещенный солнцем лес выглядел тихо и мирно, вдалеке стрекотало какое-то мелкое насекомое, но Десмонд все равно затравленно озирался по сторонам, точно ожидая нападения в любой момент. Фарадей молчал, напряженно вслушиваясь в стрекот, и тоже точно чего-то ждал.
- Ну? – поторопил его Десмонд, кажется, напрочь забыв, что побеседовать хотел он сам. Но Фарадей не обратил внимания – ему послышался легкий звон, и он похолодел. Уже совсем скоро должна была произойти вспышка и тогда – помоги им небо. Хватая Десмонда за руку, Фарадей затараторил:
- Самое важное, что ты должен запомнить – и, пожалуйста, послушай меня. Ты – единственный, кто может нам помочь. Именно потому, Десмонд, что ты особенный. А теперь слушай. Если вертолет все-таки улетит с Острова, если ты вернешься домой… запомни, что меня зовут Дэниел Фарадей и…
- Этого я точно не забуду, братец, - только и сказал встревоженный Десмонд - кажется, он тоже услышал звон, громкость которого нарастала с каждой секундой.
- …Не перебивай! – свет становился все ярче, звон начинал глушить все остальные звуки, - И помни, что все, кто останутся на Острове, в смертельной опасности. Ты должен приехать в Оксфорд, где мы встретились, – Фарадей почти кричал, больно стискивая руку Десмонда. Звон становился невыносимым, яркий свет резал глаза и ослеплял. - Ты должен найти там мою мать. Её зовут…
…Мир превратился в сплошной белый свет и звон.

Когда Десмонд открыл глаза – он лежал плашмя на зеленой лиственной подстилке, в висках еще стучала боль, возникшая из-за пронзительного звона. Фарадея же нигде не было видно. Как будто белая вспышка унесла его, стерла с лица земли.
- О господи, - произнес Десмонд, чувствуя, как его охватывает липкий страх, - Заразился. Это штука… эта штука его стерла, - лихорадочно забормотал он, шаря руками по земле, где до вспышки стоял Фарадей. – Я же говорил, что нужна прививка… говорил я тебе или нет?! Говорил?! Дэниэл!
Крик разнесся по лесу, но почти моментально стих, поглощенный сырым душным воздухом, и Десмонду стало по-настоящему жутко. Вокруг происходил что-то, совершенно не поддающееся пониманию. Он попятился, шепча:
- Ты просто псих. Ты чертов упрямый псих…
Бросив последний потерянный взгляд на джунгли, Десмонд торопливо перекрестился, выругался, и тяжелая металлическая дверь бункера захлопнулась за ним. А деревья все так же безучастно шелестели.

@темы: фанфикшн, LOST, AU

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Гибрид гостиницы и ремонтной мастерской

главная